Системы теплоснабжения
Вызвать МАстера

Простой путь повышения производительности труда при теплосбытовой деятельности.

11.06.2018

Как эффективно считать и тарифицировать  услуги в процессе сбыта тепловой энергии.
Р.Р. Мирсияпов, директор, ООО «ТатАИСЭнерго», г. Казань
2010 г. – год начала моей трудовой деятельности в теплоснабжающей организации (ТСО) г. Казани. Это был год начала законодательного регулирования сферы теплоснабжения, активного формирования правоприменительной практики. Поскольку я был юристом, работа в ТСО поспособствовала всестороннему изучению теплоснабжающего бизнеса – как технологического процесса, так и административной сферы деятельности.
В то время ещё отсутствовал термин «цифровое предприятие». Первый раз услышав данное словосочетание и вспомнив фильмы про Билла Гейтса и Стива Джобса, я подумал, что речь идёт об IT-компании.2,ТЭК,Таганрог, geosts
«Цифровое предприятие» упоминаю потому, что в то время в сфере теплоснабжения отмечалась низкая степень автоматизации как в области продаж, так и в части выработки тепловой энергии.
Не рассматривая физику процессов подготовки и транспорта теплоносителя, а только процессы сбыта тепловой энергии, хочется отметить, что из элементов автоматизации на многих теплоснабжающих предприятиях имеются лишь биллинговые системы  (от англ.  bill (счёт); биллинговая система – это программное обеспечение, разработанное специально для операторов, которое позволяет считать (учитывать) и тарифицировать оказанные услуги. – Прим. ред.).
Данные системы, конечно же, помогают, но не позволяют решить весь комплекс проблем, возникающих в расчётный период.
Так, например, в нашей организации в последних числах каждого месяца начинался настоящий хаос – мы получали более двух тысяч ведомостей потребления тепловой энергии  и горячей воды, и порядка 30 человек практически «на коленках», с листками бумаги, калькуляторами, используя заготовки Microsoft Excel, начинали обрабатывать полученные данные.
Обработка полученных ведомостей теплопотребления производилась в два этапа, выполняемых двумя разными отделами.
Первый отдел, или, как ласково мы их называли, «прибористы», анализировал корректность представленных показаний приборов учёта.
Учитывая особенности расчётов за тепловую энергию, анализировались ежесуточные параметры температуры и расхода теплоносителя, отпущенного потребителю и возвращённого в сеть ТСО. При этом достаточно часто фиксировались случаи, когда по представленным данным, например, первого числа месяца, в сеть потребителя отпускалось 100 м3 теплоносителя, а возвращалось 150 м3, что, в принципе, технически невозможно. Несмотря на явную некорректность и невозможность принятия в расчёт полученных данных, чтобы признать это как факт, пришлось формировать судебную практику (например, судебный спор по делу № А65-6348/2013. – Прим. авт.).
Анализу подвергался и такой показатель, как выход за пределы допустимой погрешности прибора учёта, составляющей в подавляющем большинстве случаев 2%. Отклонение от данной величины также являлось основанием непринятия к расчётам показаний прибора учёта, при этом также пришлось в судах доказывать, что величина погрешности не должна уменьшать зафиксированный прибором учёта объём ресурса (например, дело № А65-18847/2013, А65-18938/2013. – Прим. авт.).
Ещё одним очень важным, но сложным для анализа показателем, исследуемым «прибористами», являлся диапазон работы прибора учёта. В данном случае, например, если завод-изготовитель установил для конкретной марки прибора режим работы в диапазоне 2-5 м3 в минуту, а прибор учёта фиксировал отличные от данного диапазона значения, данный фактор также являлся основанием для сомнений в корректности показаний теплосчётчика и требовал дополнительных проверок.
В свободное же от данной работы время «прибористы» совместно с инспекторами осуществляли контрольный съём показаний приборов учёта всех потребителей. Каждого потребителя в течение года необходимо было посетить не менее двух раз.
Обработанные данные поступали во второй отдел, у них так же был свой позывной – «расчётчики».
Суть работы «расчётчиков» сводилась к определению окончательного количества потреблённого ресурса, поскольку показания приборов учёта, наряду с вышесказанным, без дополнительной обработки и анализа не должны приниматься в окончательный расчёт.
Так, например, календарный месяц в своей основе составляет 31 день и в ведомости потребления должна содержаться информация о том, что прибор учёта отработал 744 ч. При этом, прибор учёта является сложным, энергозависимым оборудованием, и, если достаточно часто отключается электричество (краткосрочно, долгосрочно, а порой для собственных нужд самим потребителем), соответственно всё это время прибор не считает. Часто у прибора происходят системные сбои, и он сам перезагружается, а это опять чревато отсутствием учёта отпуска теплоносителя, и т.п. Часы, когда прибор отключался, фиксируются в ведомости теплопотребления.
Задача же «расчётчика» – определить, какое количество ресурса было потреблено, пока прибор простаивал, не учитывал тепловую энергию. А это очень трудоёмкий процесс, поскольку законодатель установил десятки формул расчёта нештатных ситуаций в работе прибора учёта в зависимости от особенностей системы потребления: для каких нужд потреблялся ресурс, какая схема подключения – зависимая или независимая, открытая или закрытая, с горячим водоснабжением или без, и т.д., и комбинации внутри них.
Поэтому в конце любого расчётного месяца и начала следующего наш дружный коллектив всегда работал сверхурочно, без выходных и праздничных дней.
Вот тут-то и возникали ошибки в начислениях – так называемый человеческий фактор, когда потребитель мог вместо 5,67 Гкал тепловой энергии получить счёт на 567 Гкал, то есть вместо 7 тыс. руб. – почти на миллион, или же получить начисление по нормативу вместо показаний прибора учёта.
Каждый раз при этом вновь запускались бизнес-процессы проверки собственных начислений и перерасчётов, страдала клиентоориентированность по отношению к потребителю. Отклонение от начисления по закону хоть на одну копейку могло стать причиной оборотного многомиллионного штрафа от антимонопольного органа, возникали и финансовые риски.
Проанализировав работу аналогичных ТСО, стало понятно, что часть коллег вовсе не занималась анализом полученной информации – показания приборов принимались как достоверный факт, начисления по ним проводились без каких-либо проверок, досчёты не производились, хотя прибор мог, например, трое суток не работать.
Другие достоверность показаний не анализировали, но досчёты производили по придуманной ими «универсальной» формуле, что являлось грубым нарушением законодательства РФ.
Мы пришли к необходимости автоматизировать данную работу. Результатом этого стало специализированное программное обеспечение, разработкой которого занялась IT-компания, входящая в структуру холдинга.
Чуть больше года рабочая группа из программистов и будущих пользователей создавала продукт. Ещё несколько месяцев, параллельно с ручными расчётами, ушло на тестирование созданного программного обеспечения.
В результате была создана автоматизированная система, обеспечивающая ежесуточный сбор архивной информации с приборов учёта тепловой энергии и ГВС. Основным функциональным назначением продукта стала аналитическая составляющая и полная автоматизация бизнес-процесса подготовки данных при расчётах с потребителями. Вновь созданное программное обеспечение реализовало как аналитику нештатных ситуаций, алгоритмы досчётов потребления тепловой энергии на время «неработы» приборов учёта, так и сокращение ошибок при обработке данных о теплопотреблении.
Внедрение продукта позволило существенно сократить период расчётов
(на 3 дня!!!). Существенно сократилось как посещаемость фронт-офисов (от англ. front office – это структурное подразделение компании, в компетенцию которого входит, прежде всего, работа с клиентами. – Прим. ред.), так и количество обращений  о перерасчётах от потребителей. Если раньше на комиссию по перерасчётам выносилось ежемесячно по 6-10 заявлений, то сейчас количество обращений сократилось до 1-2 в год.
Стал доступным дистанционный съём показаний приборов учёта, что, в свою очередь, позволило высвободить ресурсы инспекторов и «прибористов» за счёт уменьшения количества контрольных выездов на узлы учёта, как следствие – сократились и транспортные издержки.
Конечно, самое главное – это то, что вся информация стала предоставляться
в цифровом формате, удобном для различных анализов и отчётов. Например, анализ работы системы в целом достоверно показал, что общая средняя величина простоя  в работе прибора учёта составляет 7 ч в месяц, досчёт потребления тепловой энергии по данному простою составляет 1% к увеличению полезного отпуска, то есть прямая выгода очевидна.
Помимо вышеперечисленного, внедрение продукта предоставило массу новых дополнительных возможностей, таких как: фиксация аномальных отклонений путём сравнения величин по группам потребителей, иначе – фиксация фактов воровства тепловой энергии, определение потерь в тепловой сети посредством контроля температуры на входе у потребителя, определение оптимальных тепловых графиков и т.п.
На сегодняшний день программный продукт прошёл государственную регистрацию под брендом «TATAISENERGO energy SSDPU» и мы готовы предложить внедрение продукта на Вашем производстве. Это тот редкий случай, когда автоматизация имеет не только косвенную, но и прямую финансовую окупаемость, которую мы готовы гарантировать.

http://www.rosteplo.ru

 

Поделиться:

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомить о